?

Log in

No account? Create an account

Постом раньше | Постом позже

Рассказ: "Наследие"

Чтож, рассказы получаются больше по объёму, чем может вместить Telegram. Поэтому будем публиковать тут.

***


Роберт Митчелл был из тех, кто с детства любил загадки. Самыми любимыми героями книг и кино для него были герои в масках, скрывающие свою подлинную личность. Ведь это так здорово, когда тебя восхваляют, даже не догадываясь, кто ты такой, а ты можешь наблюдать за своими же лаврами со стороны. Самое главное, люди обязательно должны строить теории по отношению истинной твоей личины, должны закидывать друг друга догадками, а ты такой весь из себя пафосный и ухмыляющийся гуляешь у них на виду. И лишь спустя какой-то период времени срываешь с лица маску, все – ах! – в удивлении и восторге. Мысль о такой игре на публику доставляла маленькому Роберту огромное удовольствие, и он твёрдо решил повторить свершения своих кумиров в настоящей жизни.

Началось всё с анонимных добрых дел. То положит конфетку кому-нибудь в карман, чтобы втайне понаблюдать за эффектом неожиданной радости случайно девочки, то анонимный рисунок, подсунутый в чей-нибудь почтовый ящик. К слову, рисовать ему страшно нравилось, ведь здесь ты можешь проявить максимум фантазии. Увидев на развалах комиксы, маленький Роберт загорелся созданием своего, чтобы оформить его как следует, незаметно подсунуть в развал и стать случайным неизвестным автором бестселлера, о котором никто и не догадался бы. Собственно, комикс о похождениях плюшевого кота был им создан, но не был воспринят всерьёз продавцом комиксов, что послужило весомым разочарованием семилетнего мальчишки, но также стало и стимулом к саморазвитию.

В школе анонимное геройство смогло развиться до невообразимых высот. На особой позиции теперь стояла борьба с системой: злобный деспот-директор, глупые и принципиальные учителя, лишние домашние задания – всё это несло с собой гнёт и кандалы социальной несправедливости, с которой необходимо было бороться. Главным оружием служили вызывающие рисунки на доске, украдкой начерканные во время, когда никто не смог бы застукать Роберта за этим занятием, ну а потом уже и граффити с призывными лозунгами на стенах заведения и близлежащих заборах. Само ощущение непойманности приносило Роберту адреналиновое счастье, а оценки зрителей на следующий день – неминуемый восторг и скрытое самолюбование. Он был как Бэтмен, только не Бэтмен.

Как вы уже догадались, граффити стало основным хобби Роберта. И чем взрослее он становился, тем больше видел прогнившую систему, уже далеко за рамками школы и колледжа. Всё государство, весь мир, всё человечество было загнано в одну большую, коррумпированную милитаризованную человеконенавистническую систему, борьбу с которой Митчелл посчитал своим жизненным кредо. Его граффити из простых популистских лозунгов превратились в творения стрит-арта, несущие с собой серьёзную идеологию и потрясающе остроумную форму воспроизведения. Работа художником-фрилансером давала возможность зарабатывать рисунком, оттачивать технику, а также создавало алиби взбалмошного человека, который порой где-то ищет вдохновения ночью. Да и на хлеб с маслом хватало, благо, спасибо родителям – о жилье думать не приходилось, а гастрономические пристрастия и потребность в одежде у Роберта были куда как скромные. Поэтому, вооружившись своим оружием – баллончиками с краской, трафаретами и идеями, Роберт стал творить уличные картины, попутно распуская слухи о работах некоего загадочного художника, который пытается добиться справедливости в мире. Он назвал себя Джипси.

Вскоре работы нашего героя были приняты людьми. Сначала в родном районе, потом городе, потом штате, а потом уже и весь мир стал впечатляться работами неизвестного граффитчика, копировать их, искать и гадать, кто же это такой. Без малого сорок лет Роберт так и оставался непойманным, непревзойдённым мастером уличного шедевра, призывающего к миру во всём мире, победе над голодом, чистки от коррупции, всеобщей любви и воспитания лучших идеалов в стремлении к светлому будущему. Вот уже прошли и персональные выставки скрытного героя, которые он сам посещал, конечно же, инкогнито, ухмыляясь, как люди восторгаются его мышлением, гадая, кто же он на самом деле, а он – вот он, совсем рядом, на расстоянии какой-то там вытянутой руки. Общество принимало каждое его творение – здесь тебе и публикация сборников работ Джипси, и статьи исследователей, пытавшихся отследить местоположения его работ с конкретным человеком (однажды он даже чуть не попался, ха-ха), и вереница подражателей, и тех, кто выдавал себя за него, но был разоблачён. В общем, Роберт упивался своею анонимной славой, оставаясь одной из величайших загадок века.

Но годы брали своё, и вот Митчеллу уже восьмой десяток. Руки уже не слушались Роберта, многие годы он уже не рисовал, а лишь пожинал плоды своего творчества. Теперь уже не постоять ночь на цыпочках, распыляя на кирпичную стену очередной призыв к миру, теперь каждый лёгкий ветерок сулит тебе долгую и ноющую боль в костях, да и то, в лучшем случае. Вместо прямого мазка теперь получалась волнистая каляка, а глаз уже плохо видел результат. Понимая, что в своём творчестве он как-то пропустил создание семьи, не оставляя после себя наследников. Внезапно он осознал, что его самое значимое наследие – это Джипси, его личина. И хотя Джипси был по-настоящему монументально велик, то Роберт Митчелл миру совсем неизвестен. Это следовало исправить, поэтому, выбрав местное издание бульварной прессы, он отправил ему письмо, вложив в конверт листочек с одной лишь строчкой: «Здравствуйте, меня зовут Роберт Митчелл. Я – Джипси».

Запустив конверт в почтовый ящик, Роберт начал ждать. Наверняка почтальон заберёт корреспонденцию на следующее утро, значит, день письмо может быть в пути, но город-то один и тот же, даже район, значит уже завтра вечером оно придёт в редакцию, а откроют его послезавтра. Послезавтра нужно ждать звонок. Послезавтра.

Но звонка не последовало. Более того, его не последовало и на следующий день. И на следующий день. И на следующий. «Может быть, они сами уже всё расследовали и опубликовали?» - подумал Роберт, покупая свежий номер местной газеты, но ни слова о Джипси не было во всём выпуске. Тогда Митчелл решил взять всё в свои руки – он решил позвонить сам.

Первые 10 звонков трубку просто никто не взял. На 11-ый на 8-ом гудке раздражённый голос ответил:
- Что?
- Д-добрый день, я Митчелл, Роберт Митчелл. Я, я, я отправлял Вам недавно письмо…
- Что Вам нужно?
- Я, я, я там написал, что я, это, хм, я – Джипси. Ну, тот самый Джипси, да.
- Пфф, скажете тоже…

И трубку бросили. Роберт сидел в оцепенении. Не так он себе представлял этот момент раскрытия. Он думал, что и сам будет куда отважнее, и публика будет рыдать от счастья явления правды народу, и в целом вокруг много будет шума. Но ему не поверили…

Что ж, Джипси решил не сдаваться. В конце концов, это же просто местная газета! Есть же федеральные, боже, какой он дурак, нужно сразу же было звонить в федеральные. Вот же – одна из самых значимых в стране, вот номер, дрожащей рукой Митчелл набрал номер. К его удивлению, ему ответили на третьем гудке уже первого звонка:
- Да, добрый день!
- З-з-здравствуйте! Я хотел бы признаться, что я - Джипси.
- О, очень приятно. Мы не хотели бы Вас обидеть, но таких как Вы у нас множество. Как Вас зовут?
- Роберт, я Роберт. Митчелл.
- Роберт, если Вы твёрдо уверены в том, что Джипси – это Вы, мы предлагаем Вам заполнить анкету на сайте…

После разговора Роберт ещё долго пребывал в прострации. Ну не думал он, что чем дольше скрываешь свою личность, тем больше появляется подражателей и ложных людей, пытающихся прибрать к своим рукам твою славу, да причём столько, что ты просто затеряешься в них.

Естественно он заполнил анкету, но ему никто ответил. По крайней мере, в ближайшие три месяца, за которые Митчелл обзвонил, кажется, все издания – местные, федеральные, интернациональные. Везде либо бросали трубку, либо просили заполнить анкету. Он ходил на телевидение, но там лишь посмеялись в холле и тоже попросили заполнить анкету. Дались им эти чёртовы анкеты! Он звонил по второму кругу, третьему.

Всего, чего он добился за два года попыток достучаться – так это приобрёл славу «городского сумасшедшего, мнящего себя великим Джипси». К слову, телевидение к нему даже приезжало, но исключительно для того, чтобы посмеяться над его «бредовой навязчивой идеей». Его доводы никто не слушал, его сравнивали с каким-то Джузеппе Сколетти, Айваном Бэнксом, Майклом Уотли, которых он знать не знал, а на поверку все они оказывались «Джипси».

Роберту было обидно. Руки уже давно плохо слушались его, он был стар, разбит. Годы рисования по ночам сказали своё, годы тщетных поисков внимания к его признанию истрепали все нервы, Роберт был по-настоящему разбит. Как же ему уверить своих поклонников что он – это он? Всё его творчество было на стенах и зачастую уничтожено временем, да и не помнил он всего из тысяч своих работ. Никаких бумажных черновиков он не заводил специально, предпочитая творить сразу «в чистовик», да и картины, которые он продавал и рисовал когда-то на заказ, он нарочито рисовал в другом стиле, чтобы не вызывать подозрений. Но, кажется, следовало нарисовать парочку в стиле Джипси, чтобы оставить намёк, но сделанного не воротишь… Или воротишь? Да, в конце концов, нужно лишь поднапрячься.

Джипси твёрдо решил, что терять ему нечего, он сможет оставить последний штрих в своём эпическом творчестве, нужно лишь размять руки, заставив их вспомнить былую технику. Эх, десятки лет не брал он в руки красок – волей-неволей забываешь, каково это. Но ничего, справиться нужно, поэтому всё своё время, коего было в избытке на пенсии, Роберт посвятил технике рисования. Попутно он не оставлял попытки достучаться до СМИ, но получал лишь очередную порцию насмешек, что, несомненно, укрепляло Митчелла в его намерении. Он снова был молод душой – выбирая стену, на которой оставит своё послание, подбирая идеальную ночь для совершения своего творческого преступления, выбирая краски, которыми будет вбита в кирпич его слава. И вот, все инструменты были заготовлены, ночь выбрана, Митчелл вышел на тропу творчества.

Ночь как назло выдалась холоднее, чем передавал прогноз. Но отступать было некуда, поскольку на следующий день по этой улице пройдёт парад и это единственное место, не просвечиваемое камерами, а значит, завтра его послание увидит максимальное количество людей, поэтому Джипси расчехлил баллончики и, превозмогая боль в суставах, собрав всю свою волю в кулак, начал рисовать. Конечно, линии получались уже не такими прямыми как раньше, но в целом, куда более похожими на старого Джипси, чем на старого Роберта Митчелла. Джипси прокручивал в своей голове завтрашний день, представляя изумлённые лица горожан, шумиху, которую поднимут мировые СМИ, признание, которое окружит его самого, бесчисленные интервью, гонорары, книги, а может быть даже…

Острая боль пронзила лопатку Роберта. Рука онемела, баллончик беспомощно выпал из неё и покатился по улице. Перед глазами внезапно поплыли разноцветные круги, ноги подкосились, а острая колкая боль вонзалась всё глубже и глубже под лопатку. Дышать, Роберт забыл как дышать, но боль не давала ему сделать ни глотка. Глаза судорожно искали кого-то, кого можно было бы позвать на помощь, но он же сам подобрал этот момент, когда людей совсем не будет вокруг. Город спит, а крик предательски не рвётся из поражённой агонией груди… Неужто это всё? Неужели так? Неужели…?

Наутро город увидел послание. Уборщики нашли сгорбленное от боли тело старика рядом с незаконченным граффити на красной кирпичной стене. На рисунке мальчик рос в мужчину, рисуя граффити под дулами танков, рисуя счастливых людей. Всё это было остроумно вплетено в рассказ агитатора, призывающего в атаку на серый город, кажется, все символы добра, который придумал человек, и под всем этим полотном эпической битвы красовалась надпись: «Роберт Митчелл – это Дж…»

«Скончался городской сумасшедший» - пестрели заголовки на следующий день. «Роберт Митчелл был найден мёртвым на одной из улиц нашего города. Старик оставил на стене красивое граффити, в котором отразил своё стремление сделать мир лучше. Роберт Митчелл был известен тем, что в последние годы пытался доказать, что великий Джипси – это он. По всей видимости, этот рисунок должен был безоговорочно доказать это горожанам и всему миру, да, он отражает смысл творчества непревзойдённого гуру уличного искусства, но, как признают эксперты, лишь умело подражает ему. Возможно, когда-нибудь мы узнаем, кто же такой Джипси, а пока что мы лишь посочувствуем покойному. Желающие могут увидеть граффити до конца недели, позже власти планируют его закрасить, поскольку оно, по заявлению властей, «не представляет никакой ценности и портит внешний облик города». К другим новостям…»

Метки:

Всё за месяц

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Метки

Разработано LiveJournal.com